Церковь адвентистов седьмого дня

Институт Библейских Исследований

Меню

Ангельские языки

14/12/2020

Вопрос: Что такое ангельский язык, упоминаемый апостолом Павлом в 1 Кор. 13:1, и связан ли он с даром говорения на «незнакомом языке» из 1 Кор. 14:2, 4?

 Ответ:

Хорошо известно, что среди даров Святого Духа, которые проявились в ранней христианской церкви, был и дар говорения на иных языках. Однако, выражение «на незнакомом языке», встречающееся в 1 Кор. 14:2, 4, не совсем корректно, поскольку в греческом оригинале послания слово «незнакомый» отсутствует. По мнению большинства исследователей, каких-либо доказательств в защиту того, что этот дар подразумевал использование языка, совершенно неизвестного людям, в Священном Писании нет. Существует, правда, теоретическая возможность говорения на языке ангелов, о которой апостол упоминает в 1 Кор. 13:1. Учитывая тот факт, что отдельные исследователи усматривают в «ангельских языках» ключ к объяснению дара «иных языков», остановимся на этом вопросе подробнее.

 Что вообще нам известно об «ангельских языках»? Помимо упоминания о них в тексте 1 Кор. 13:1, об ангельских языках в Библии больше нигде не говорится. Может быть, могли бы пролить свет на тайну этих языков вне-библейские источники? Единственный дошедший до нас исторический документ, в котором упоминаются ангельские языки, это апокрифическое Завещание Иова, датируемое либо I веком до Р. Х., либо I веком после Р. Х. В этом документе рассказывается о трех дочерях Иова, одна из которых говорит «языком ангелов». Упоминаются также и «язык властителей», «язык херувимов», «особенный язык», которые использовали сестры. При этом во всех случаях употребляется греческое слово dialektos (отсюда диалект). Следует заметить, однако, что апостол Павел в 1 Кор. 13:1, говоря об «ангельских языках», использует слово glossa (язык), а не dialektos. Учитывая это, говорить о каком-либо лингвистическом или идеологическом сходстве между «языком ангелов» в Завещании Иова и Первом послании Павла к Коринфской церкви мы не можем.

Многочисленные исследования, которые были проведены относительно «ангельских языков», упоминаемых апостолом Павлом в 1 Кор. 13:1, не смогли выявить ни одного случая использования «ангельских языков» в известной нам литературе. Более того, авторы отмечают абсолютное отсутствие каких-либо возможностей для подобного проявления. А это означает, что нет никаких оснований заявлять о том, что отдельные члены Коринфской церкви обладали способностью говорить «ангельскими языками».

 Скорее всего, в 1 Кор. 13:1 апостол выражается гипотетически, учитывая условный характер предложения «если я говорю языками человеческими и ангельскими». Такая форма условного придаточного предложения в греческом языке действительно указывает на нереальный характер высказанного условия. Скорее всего, это своеобразный гиперболический прием, который используется Павлом для того, чтобы показать ничтожность всех возможных способностей, включая даже ангельский язык, когда отсутствует любовь. Таким образом, гипотетический характер высказывания Павла в 1 Кор. 13:1 вряд ли позволяет использовать данный текст в качестве лингвистического ключа к осмыслению выражения «говорить языками». Исследователи едины в том, что никто в Коринфской церкви, включая и самого Павла, на языке ангелов не говорил.

 Тогда где же искать ключ к пониманию природы дара языков? Здравый смысл и элементарные правила корректного экзегетического исследования подводят нас к тому, что именно первый случай обретения дара говорения «на иных языках», записанный в Деян. 2:1-13, и должен использоваться для объяснения всей последующей практики глоссолалии. А этот случай однозначно свидетельствует об известных языках, на которых говорили живущие в странах Средиземноморья. Если бы говорение «на иных языках», описанное в Деян. 2, представляло собой набор бессвязных звуков, дать оценку этому феномену, аналогичную той, которая была дана очевидцами, было бы невозможно.

В Священном Писании четко определена цель обретения дара говорения «на иных языках». Дар должен был служить для «неверующих» знаком истинности проповедуемой евангельской вести и доказательством подлинности работы Святого Духа (1 Кор. 14:22). То, что апостол Павел в своем Послании к Коринфской церкви уделяет так много внимания объяснению цели и назначения дара языков, далеко не случайно. Скорее всего, в церкви остро стоял вопрос об использовании этого дара верующими. Не секрет, что в Коринфской церкви существовало множество проблем, которые дискредитировали проповедуемую христианами весть. Частично в своем послании Павел касается этих вопросов, однако более пристальное внимание обращает на дар языков.

 Впервые апостол Павел сообщает о даре языков, как об одном из многих даров, в 12-й главе своего Первого послания к Коринфской церкви. Следует заметить, что по значимости этот дар наименьший, так как упоминается в последнюю очередь (1 Кор. 12: 10, 28). Вопрос «все ли говорят языками?» указывает на то, что этот дар, равно как и все другие, не может быть присущ всем членам церкви.

 Следующая, 13-я глава послания целиком посвящена мотиву, определяющему проявление дара языков. Таким мотивом является любовь. Без любви дар языков превращается в пустой звук. Наконец, в 14-й главе послания апостол Павел касается отдельных аспектов дара языков, проявившегося в Коринфской церкви. Каких именно?

 Во-первых, дар языков представляется апостолом как имеющий меньшее практическое значение, чем, например, дар пророчества или учительства. Объясняется это тем, что дар языков бесполезен, если нет дара истолкования, а это означает, что он ограничен в своей способности передавать Божественное откровение. Не случайно Павел делает следующий вывод: «Но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке» (1 Кор. 14:19).

Второй важный момент касается целевой аудитории. Апостол Павел подчеркивает, что этот дар, прежде всего, имеет значение для неверующих. Для них это своеобразный знак проявления сверхъестественной силы Божьей. Он не призван служить средством назидания или наставления самих верующих (1 Кор. 14:21-22). Павел советует коринфским верующим практиковать дар языков должным образом, в противном случае этот дар может стать фактором, отпугивающим неверующих людей от Церкви (1 Кор. 14:23).

Наконец, апостол Павел настаивает на том, что проявление дара языков, равно как и дара пророчества, следует регулировать. Определяющим принципом для проявления даров должна служить потребность или необходимость в назидании Церкви (1 Кор. 14:26). Общий же вывод, к которому приходит апостол Павел, заканчивая обсуждение имевшейся в Коринфской церкви практики, следующий: «…всё должно быть благопристойно и чинно» (1 Кор. 14:40).

*Истинный дар говорения на языках в Новом Завете проявляется в способности говорить на реально существующих на земле языках, но незнакомых ранее для самого говорящего.

Евгений Зайцев,
 доктор теологии,
директор Института
библейских исследований ЕАД

 

Вернуться к Трудные тексты Библии