Церковь адвентистов седьмого дня

Институт Библейских Исследований

Меню

Защита библейской истины

19/02/2021
Скачать в PDF формате

Содержание
1. Предисловие 
Е. В. Зайцев
2. Описание происхождения Земли в книге Бытие 
Ричард М. Дэвидсон
3. «Дни» Творения в книге Бытие 1: буквальные «дни»
или фигуральные «эпохи/периоды» времени? 
Герхард Хазел
4. Тема Творения в псалме 103
Ричард М. Дэвидсон
5. Тема Творения в книге Псалтирь
Алексей Муран
6. Происхождение мира и тема Творения в литературе мудрости
Анхель Родригез
7. Творение в пророческой литературе Ветхого Завета 
Мартин Клингбейл
8. Когда смерти еще не было 
Жак Дюкан
9. Официальное заявление Генеральной Конференции. Творение: библейский взгляд

Настоящий сборник посвящен обсуждению одной из самых актуальных мировоззренческих проблем, возникающих на стыке библейского и научного знания, — каково происхождение мира и как появилась в нем жизнь. Не секрет, что, начиная с ХIХ века, когда в научном сообществе стало преобладать эволюционное мышление, обострился конфликт между верой и наукой. Многим показалось, что библейское повествование о сотворении мира Богом вступает в непримиримое противоречие с новыми научными открытиями в области естествознания. Уже к концу ХIХ столетия христианство, столкнувшись с серьезным вызовом со стороны научного мира, предложило целый ряд компромиссных толкований первых глав книги Бытие, где говорится о творческой активности Бога в течение буквальных шести дней. Сегодня практически все христианское сообщество верит в то, что под днями Творения в Библии следует понимать длительные эпохи в миллионы лет. Насколько оправдан подобный компромисс веры и науки? Не искажает ли он образ Бога, открывающего Себя в истории Его отношений с человеком? Авторы статей, вошедших в сборник, отстаивают библейское мировоззрение и лежащую в его основе креационную модель мира. Согласно этой модели, мир не случаен, он появился в результате творения Богом. Не секрет, что креационизм имеет множество 6 ПРЕДИСЛОВИЕ вариаций, и среди современных креационистов много тех, кто не верит в исторический характер первых одиннадцати глав Бытия. Здесь важно подчеркнуть, что история сотворения, описанная в первой и второй главах книги Бытие, авторами статей воспринимается буквально. В сборник вошли в основном переводные статьи. Ричард Дэвидсон, профессор кафедры ветхозаветных исследований семинарии Университета Андрюса, в своей статье «Описание происхождения Земли в книге Бытие» анализирует повествование первых трех глав книги Бытие, рассматривая их как своеобразный пролог или введение ко всему последующему содержанию Библии. Обсуждая тему Творения, автор на основании грамматического анализа текста отвечает на четыре ключевых вопроса: когда, кто, каким образом, что? Он обстоятельно анализирует различные подходы к толкованию первых глав книги Бытие, показывая сильные и слабые стороны той или иной теории. Один из важнейших вопросов затронутой темы касается буквальности Творения в книге Бытие. По мнению Дэвидсона, вопрос о буквальном или небуквальном понимании истории Творения в первых двух главах книги Бытие имеет решающее значение как для библейского богословия, так и для современных рассуждений о происхождении мира. Многие признают, что в Священном Писании между первыми главами Ветхого Завета и последними главами Нового Завета существуют внутритекстовые связи. Логика подсказывает, что в общем каноническом русле Священного Писания, учитывая неразрывную связь между началом (Быт. 1–3) и концом времен (Откр. 20–22), если нет буквального начала, то нет и буквального конца. Более того, можно с уверенностью сказать, что доктрины о человеке, грехе, спасении, суде, субботе и другие, ПРЕДИСЛОВИЕ 7 представленные в первых главах книги Бытие, базируются на буквальном понимании происхождения мира. Герхард Хазел, автор второй статьи, один из видных богословов ХХ столетия, известный в широких академических кругах своей дилогией «Теология Ветхого Завета» и «Теология Нового Завета», касается одной из самых деликатных тем теологии Творения, связанной с пониманием слова «день» в первой главе книги Бытие. Используя стандартный метод лингвистического и семантического анализа и сопоставляя информацию из первой главы Бытия с последующим библейским повествованием, автор дает достойный отпор исследователям, предполагающим, что «дни» Творения являются длительными эпохами или периодами времени, а не буквальными двадцатичетырехчасовыми днями. Совокупные доказательства, основанные на сравнительных, литературных, лингвистических и других доводах, приводят к единственному выводу: слово yom, «день», в первой главе книги Бытие последовательно означает буквальный 24-часовой день. Автор первой главы Бытия, убежден Хазел, не смог бы предложить более всеобъемлющие и всесторонние способы передачи значения буквального «дня», чем те, которые он выбрал. На уровне предлогов, уточняющих выражений, сложных конструкций, семантико-синтаксических связей не существует абсолютно никаких указаний на то, что слово «день» в неделе Творения следует понимать иначе, чем обычный 24-часовой день. Сочетание факторов употребления артиклей, единственного числа, семантико-синтаксических конструкций, обозначения временных границ, подтвержденное Божественными высказываниями в таких текстах Пятикнижия, как Исх. 20:8–11 и Исх. 31:12–17, однозначно и убедительно указывает на то, что дни Творения должны пониматься как 8 ПРЕДИСЛОВИЕ буквальные, последовательные и хронологические по своей природе. Еще одна статья Ричарда Дэвидсона посвящена теме Творения в псалме 103. По мнению многих исследователей, данный псалом представляет собой поэтический пересказ истории сотворения из первых глав книги Бытие. По сути дела, псалом повторяет историю семи дней Творения, включая аллюзию на субботу. По мнению автора статьи, псалмопевец представляет историю Творения в диалоге с реальной жизнью здесь и сейчас. Предполагается, что он не только раскрывает смысл рассказов о Творении в книге Бытие, но и толкует их. Но все же как поэт, вдохновленный Святым Духом, он дает новый взгляд на вопросы происхождения жизни, которые не раскрываются или не полностью раскрываются в истории Творения в книге Бытие. Автор подробно останавливается на литературном анализе псалма, выделяя в нем информацию, соответствующую каждому дню Творения в первой главе книги Бытие. Особенно интересными представляются рассуждения автора относительно седьмого дня, субботы, аллюзию на которую он усматривает в отрывке Пс. 103:31–35. Весьма важной частью статьи являются рассуждения автора над теологией 103-го псалма и его связи с соседними псалмами. Автор рассматривает такие темы, как историчность и буквальность историй о Творении в книге Бытие, целенаправленность, красота и радость Творения, мир после грехопадения, взаимозависимость людей и их единство со всем остальным творением, экологический аспект Творения. В заключение автор анализирует псалом в контексте тех основных вопросов, которые он обозначил в своей первой статье: когда, кто, как, что и почему? Автор следующей статьи Алексей Муран рассматривает тему Творения в книге Псалтирь в целом. Хотя, ПРЕДИСЛОВИЕ 9 по мнению автора, Творение и не считается самой значимой темой в данной книге, она явно в ней присутствует. Псалмопевцы часто говорят о Создателе и Его творческой активности, используя при этом образы и язык первоначального Творения. Анализируя Творение как вспомогательную тему в книге Псалтирь, автор статьи выделяет в ней, в свою очередь, двенадцать первостепенных тем, которые он объединяет в три группы. Темы в первой группе связаны с познанием Бога. Пожалуй, это самое очевидное использование темы Творения в книге. В данной группе Творение рассматривается как причина прославлять Господа. Она повествует о том, кто есть Бог, описывает, каков Он, а именно раскрывает Его силу и власть и в конечном итоге показывает, что Всевышний не только сотворил мир, но и поддерживает жизнь Своего творения. Вторая группа продолжает тему Господа как источника всего сущего, но сосредоточена на людях, а не на творении в целом. Она начинается с описания человеческого существования, показывая разницу между Творцом и человеком. Вторая подтема в рамках данной группы изображает Бога как отличающегося от Своего творения и порой воспринимающегося как оторванного от него. Показав разницу между человеком и кажущимся далеким Богом, тема Творения показывает, что можно доверять Творцу, готовому благословлять Свое творение. Третья группа сосредоточена на отношениях между Всевышним и человеком. В основе данных тем — закон Божий, который, согласно сопутствующей теме Творения, был установлен Творцом в самом начале существования мира. Помимо представления закона тема Творения указывает на право Господа, сотворившего этот мир и установившего закон, судить Свое творение. Творение используется также и для определения 10 ПРЕДИСЛОВИЕ того, что есть зло. Вместе с тем эта тема указывает на то, что спасение и восстановление принадлежат Господу, обладающему властью спасать. Книга Псалтирь, замечает автор статьи, включает в себя и другие менее значимые темы, связанные с Творением, такие как радость или различные Божьи указания. Однако он еще раз подчеркивает, что сам процесс Творения не является главной темой в книге Псалтирь, за единственным возможным исключением псалма 103. Есть псалмы (например, псалмы 8 и 29), содержащие явные отсылки к теме Творения; однако главной целью этих текстов является не сам процесс Творения, а одна из упомянутых ранее тем. Следующая статья, написанная бывшим директором Института библейских исследований Анхелем Родригезом, посвящена теме происхождения мира и Творения в литературе мудрости. Автор убежден в том, что мышление и богословие книг мудрости напрямую связаны с темой Творения и что именно эта тема обеспечивает логическую перспективу для их изучения, открывая тем самым способ интегрировать мышление книг мудрости в богословие Ветхого Завета. Эта прямая связь между мышлением книг мудрости и темой Творения оправдывает изучение возможной роли или влияния первых трех глав книги Бытие на мышление поучительных книг Библии. Родригез начинает с книги Иова, приводя многочисленные библейские свидетельства, показывающие тесную взаимосвязь описания Творения в Бытии с содержанием данной книги. Особенно это касается происхождения человека. Сам автор книги и его собеседники были хорошо знакомы с рассказом о Творении и использовали его по необходимости для развития своих диалогов. В книге Иова рассказ о сотворении человека используется как риторическое средство для передачи нескольких важных мыслей. Первая и самая ПРЕДИСЛОВИЕ 11 очевидная из них: он используется для того, чтобы показать единое происхождение всех людей (Иов. 33:6). Вторая: он подчеркивает хрупкость человеческого существования. Поскольку жизнь хрупка и кратковременна — глина и дыхание, — Господь спешит избавить Иова от боли, иначе он умрет (7:7, 21). Третья мысль: рассказ о Творении используется для того, чтобы подчеркнуть ценность человеческой жизни. Поскольку человек был сотворен Богом и поэтому хорош, Творец не должен разрушать его (10:8, 9; 27:3). И последняя мысль: описание происхождения людей в Бытии используется в книге Иова, чтобы акцентировать внимание на превосходстве Бога-Творца над людьми как тварными существами (31:14, 15; 34:13–15). Повествование о Творении используется также с тем, чтобы увязать образ врага-разрушителя исконного творения созмеем из третьей главы Бытия. Теология разрушения особенно ярко проявляется в первой полной речи Иова в третьей главе. Опыт боли, страданий и даже смерти противопоставляется Творению и понимается как опыт разрушения первоначального творения. Признается первозданная безупречность, и ответственность за нынешнее состояние людей приписывается им самим. А в речах Господа первая глава Бытия не только помогает развить богословскую мысль, но и вносит вклад в организационную структуру их содержания. Это лишний раз доказывает, что автор книги Иова был исключительно хорошо знаком с рассказом о Творении в книге Бытие. Достаточно подробно автор статьи анализирует связь книги Притчей с богословием Творения в первой и второй главах Бытия. Сотворение человека как мужчины и женщины, объединенных Господом в браке, ссылки на дерево жизни и общая теология Творения в Притч. 8:22–31, несомненно, демонстрируют то, что автор этой книги был знаком с рассказом оТворении в книге Бытие. 12 ПРЕДИСЛОВИЕ Анализируя книгу Екклесиаст, автор статьи отмечает тот факт, что порядок творения и его организованное движение понимается Когелетом как указание на отсутствие чего-либо нового. «Все», полнота творения, стало само по себе пустым и бессмысленным. Слово «все» также используется в первой главе Бытия для обозначения полноты творения, но относится к творению, которое, выйдя из рук Творца, было «хорошо весьма» (Быт. 1:31). Согласно Когелету, творение уже не такое, как прежде. Когелет действительно был знаком с описанием Творения, но использует элементы этого повествования как доказательство того, что Творение само по себе тщетно и не придает конечного смысла существованию человека. Это тупик: «Что было, то и будет… и нет ничего нового под солнцем» (Еккл. 1:9). Человеческое существование само по себе эфемерно и, подобно жизни животных, в конечном итоге растворится. Но, в соответствии с описанием Творения, Когелет признает, что люди изначально были созданы честными и что их нынешнее состояние стало результатом их собственных решений. Наиболее глубокий вклад в теологию Творения в книгах мудрости мы видим в персонификации мудрости и ее связи с Творением. Творение Божье включает в себя мудрость, заключенную в тайне Божества, прежде чем она находит свое выражение в объективном явлении тварного мира, каким мы его знаем. В рамках данного богословия Творение посредством Слова предполагается и даже упоминается в тексте книги Притчей. Подобное богословие обогащает содержание повествования о Творении в книге Бытие. Автор статьи приходит к выводу о том, что ветхозаветные мудрецы однозначно были креационистами. Мартин Клингбейл рассматривает тему Творения в пророческой литературе Ветхого Завета. Пытаясь выявить границы темы Творения в пророческой ПРЕДИСЛОВИЕ 13 литературе восьмого века до н. э., автор приходит к выводу, что тема Творения прогрессивно закрепляется в истории, связываясь в богословском плане со спасением и являясь, по сути, центром парадигмы, представляющей последовательность «Творение — разрушение — новое Творение». Творение в пророческой литературе седьмого века до н. э. исторически контекстуализируется надвигающимся вавилонским пленением, а последовательность «Творение — разрушение — новое Творение» становится все более и более очевидной по мере того, как пророки начинают говорить о восстановлении после неизбежного суда. Использование темы Творения в ветхозаветной пророческой литературе последних двух веков явно ориентировано на будущее. Происходит богословское абстрагирование, которое можно связать с исчезновением физического храма и монархии. Хотя Творение все еще является объединяющей парадигмой, охватывающей всю человеческую историю, фокус внимания переносится к концу этой арки, принимая, как в книге пророка Даниила, апокалиптический и мессианский характер. Творение в пророческой литературе Ветхого Завета используется как постоянная и богословская отсылка, которая связана с историческим прошлым, является движущей силой для толкования настоящего и движется к перспективе будущего через постоянную контекстуализацию темы в соответствии с отмеченной последовательностью «Творение — разрушение — новое Творение». Точка отсчета для такого толкования уже заложена в повествовании о Творении в главах 1–3 книги Бытие. Межтекстовые маркеры, которые относятся к Творению в книгах пророков, указывают на то, что пророки воспринимали Творение как буквальное (\d)?[\s]?([годувека\.]{1,4})\s(н\.)[\s]?([э]\.) 14 ПРЕДИСЛОВИЕ и историческое событие; они неизменно ссылаются на повествование о Творении, как оно изложено в первой и второй главах Бытия. Творение было отправной точкой мировоззрения пророков. Они четко объясняли и толковали мир именно с этой точки зрения. По мнению автора статьи, рассуждения о том, что пророки воспринимали Творение не как историческое событие или использовали его лишь в литературных или богословских целях, не могут основываться на данных из текстов и являются попыткой спроецировать рационалистические рассуждения XIX века н. э. на контекст первого тысячелетия до н. э., в котором существовать они никак не могли. Известный адвентистский богослов, специалист в области ветхозаветных и иудейских исследований Жак Дюкан в своей статье «Когда смерти еще не было» на основании анализа библейского текста приходит к выводу о том, что смерть не была частью первоначального Божьего замысла. В библейском свидетельстве о Творении автор обнаруживает четыре основные причины, позволяющие прийти именно к такому выводу: 1. Смерть не была частью Творения, поскольку история называет первоначальное Творение хорошим, то есть без присутствия в нем зла. 2. Смерти еще не существовало, поскольку самой истории характерна позиция «еще не», описанная с точки зрения того, на чье состояние уже повлияли смерть и зло. 3. Смерть появилась из-за человеческого греха, что привело к изменению Божьего плана для Творения. 4. То, что смерть не задумывалась как часть первоначального Божьего Творения, подтверждается будущим пересотворением неба и земли, в которых не будет смерти. ПРЕДИСЛОВИЕ 15 Завершает сборник статей Официальное заявление Исполнительного комитета Генеральной Конференции «Творение: библейский взгляд», принятое 23 июня 2010 г. и утвержденное на съезде ГК в Атланте, США. Данным заявлением Церковь адвентистов седьмого дня подтверждает свою веру в буквальный и исторический характер первых глав книги Бытие и признание за каждым днем Творения буквальных 24-часовых суток. В заключение следует сказать, что все статьи в сборнике написаны с учетом широкой читательской аудитории, поэтому академический стиль изложения сочетается с популярной подачей материала. Сборник наверняка представит интерес для всех тех, кто интересуется библейским креационизмом, серьезно занимается вопросами интеграции веры и научного знания, стремится укрепить свою веру в Бога как Творца и Спасителя.
Вернуться к Публикации